07:54 

неньютоновская жидкость
Название: Разгадай меня
Автор: Фармазоня
Рейтинг: PG-13
Пейринг: Рёдзи/Кёя (основной)
Саммари: Плетя свои тайные сети, ты рискуешь попасть в чужие. Кёя понял это, ввязавшись в одно дело...
Предупреждение: АУ
От автора: гладим чужие кинки, чешем свои, потираем руки. Выгоды не извлекаем.

Часть 1. Фестиваль.
Кёя любил начинать свой день с чтения газет или мировых новостей в Интернете, как отец и братья. Быть в курсе всего — не прекрасный ли девиз для такой семьи, как Отори?
Но не все новости можно узнавать из СМИ, да и не всем можно доверять. Кёя имел привычку прислушиваться также ко всем слухам, что витали по школе, как стая бабочек. Будто сачком вылавливал мало-мальски интересные слухи и забирал к себе в коллекцию. Кёя вовсе не был сплетником, нет. Просто некоторые вещи не печатают в газетах.
В последнее время школа Оран буквально кишела траурными мотыльками слухов. Каждый ученик в школе уже был в курсе, что периодически дети богатых родителей пропадают, их похищают и держат в плену. Конечно, громко об этом никто не заявлял, но...
- Бедная Рика-сан, она «заболела», - шептались между собой клиентки. - В понедельник, прямо в автомобиле... И никаких следов.
Некоторые утверждали, что это все происки злых духов, и у Нэкодзавы-сэмпая появилось множество клиентов, желающих приобрести амулет. Однако Кёя знал, что за похищениями стоят вполне живые, хотя и несомненно злые, люди. «Черная лилия», как они себя называют. Неуловимые преступники, похищающие детей среди бела дня, причем без свидетелей. Водители автомобилей, гувернантки, слуги, учителя - никто ничего не видел. Не станешь же каждого подозревать в сговоре.
Детей похищали, но полиция не занималась ими, все эти события вообще умалчивались. Однако детей находили, раскрывали тайники преступников и тщетно старались поймать их самих.
Тайная полиция.
- Не волнуйтесь, химэ-сама, конечно, я буду вашим рыцарем и защищу вас! - Тамаки взял ладошку девушки в руку и вызвал всплеск восторгов.
- Каору так боится, что его похитят! - засмеялся Хикару в другом конце зала, а Каору покраснел и засверкал слезами в глазах, томно бормоча, что это правда страшно.
Цирк, самый настоящий, но Кёя поддерживал попытки друзей храбриться. Если смеяться над страхом, он пропадает, как говорится...
Лето как раз начиналось, выходные выдавались теплыми, и Кёя удивительно легко поддержал безумную на первый взгляд идею Тамаки поехать на море, в санаторий Отори. Однако Кёя прекрасно знал, что делает, ведь это была его идея.
Ловить на живца. Вероятно, это цинично, выставлять беззащитную толпу перед «Черной лилией», но за каждым из них будут наблюдать. Преступники непременно попадутся, или Кёя не Отори.
***
На пляже, открытом и чистом, не было никого, кроме хостов и клиенток, на первый взгляд. Но Кёя знал, что тайная полиция уже заняла наблюдательные позиции, и никто не прошмыгнет незамеченным. Разве что вон те два парня, плебейского вида. Но ни близнецам, самоотверженно бросившимся спасать принцесс и Харухи, ни Тамаки не было известно, что Кёя специально пригласил их, чтобы развлечь девушек маленьким приключением. Конечно, парням пришлось достаточно много заплатить, когда они, побитые и помятые, приползли к Кёе. Но Тамаки был рад, как ребенок, проявив себя рыцарем.
- Харухи, ты видел, как я... Ха-харухи?! Где она?!
Близнецы растерянно пожали плечами. Тамаки бросился к краю скалы, испугавшись, что девушка упала в воду. Однако, нырнув, ни он, ни близнецы ничего не обнаружили.
- Это похитители! - испуганно перешептывались девушки, стайкой отправившись в дом. - Бедный Харухи-кун!
- К-как... как это вышло?! Там же было столько народа! - руки Тамаки тряслись.
Кёе тоже это было интересно. Никто ничего не видел, Харухи просто исчезла. Тем более, странно, ведь никаких выкупов с семьи Фудзиока не возьмешь. Капитан полиции лишь развел руками, никто ничего не видел.
Кёя вынужден был успокаивать Тамаки, который то истерически рыдал, то порывался звонить в полицию, то сам собирался что-то сделать. С трудом успокоив друга и близнецов, Кёя отправился в свою комнату, думать. Там, стоя у окна и глядя на розовеющее закатное небо и дальние грозовые тучи, Кёя пытался придумать, что делать. Его попытка доказать отцу, что он самостоятельно со всем справится, провалилась. Это было еще не самым плохим. Харухи могла погибнуть в плену, так как «Черной лилии» вряд ли понравится, что с нее ничего не взять.
Где искать девушку, Кёя не знал.
Как сказать отцу, Кёя не знал.
Что делать, Кёя не знал.
Сняв очки, он устало потер переносицу. За окном мелькнула какая-то тень, Кёя моргнул. Когда тень зашевелила кусты, у него уже не осталось сомнений, что это некий человек, который пытается прокрасться в дом. Не успев даже подумать, Кёя распахнул окно и в лучших традициях Тамаки высунулся из него. Второй этаж, деревья. Вполне можно выполнить акробатический этюд «нырок головой в кусты». Приземлившись на ноги, Кёя выпрямился и огляделся. Сначала ему показалось, что в темноте сверкнуло что-то металлическое, вроде пистолета, но он самоотверженно бросился на тень.
- Ни с места! - грозно крикнул он, тень прижалась к стене.
- О боже, Кёя-кун, это вы! - сказала она высоким голосом.
Подойдя ближе, Кёя со стыдом обнаружил, что его таинственный преступник это Фудзиока Рёдзи, или Ранка-сан, - отец Харухи. Тот поправлял блузку и улыбался.
- А я тут, дай, думаю, зайду. Посмотрю, как тут дочка без меня.
- Фудзиока-сан...
- О, зови меня Ранкой!
- Хорошо, Ранка-сан... Мне нужно вам кое-что сказать...
Кёя повел Ранку к себе в комнату, краем уха слушая щебетание окама по поводу прекрасно оформленного зала и прочего. В голове вертелась только мысль, каким образом сообщить отцу о пропаже дочери.
- Какая шикарная комната! Прямо номер-люкс для новобрачных! – воскликнул Рёдзи, всплеснув руками и чуть не сбив с носа Кёи очки.
Кёя с трудом усадил мужчину на кровать и сел рядом, поправляя очки. Вестником горя ему быть очень не нравилось.
- Фудзиока-сан… Я должен сообщить вам о… происшествии, которое…
- Боже, Кёя-сан!.. Что-то случилось!? – Рёдзи смотрел на Кёю широко раскрытыми глазами, проявив недюжинную наблюдательность и догадливость.
- Ваша дочь пропала, - Кёя скрыл глаза, поправив очки.
- Харухи? Пропала? – медленно повторил Рёдзи, с которого мгновенно слетела маска несерьезности, что сделало его очень похожим на Тамаки.
- Да… К сожалению, никто не видел, кто ее похитил, но мы… Все сделаем, чтобы ее найти, конечно.
- Я заметил, - задумчиво отозвался Рёдзи, закинув ногу на ногу.
- Вы не очень убиты горем, - сказал через какое-то время Кёя.
Однако Рёдзи ничего не ответил, выудив откуда-то сигарету и закурив. Так как не в правилах Кёи было мешать размышлениям людей, особенно в такие тяжелые моменты, он просто сидел на кровати, глядя на выключатель.
- Нэ, Кёя-сан… Ее похитили те, кто похищает молоденьких богатеньких наследников? – вдруг сказал Рёдзи и выпустил тяжелое облачко дыма.
- Что?.. – Кёя поправил очки, стараясь скрыть свое удивление осведомленностью мужчины. Впрочем, может, ему Харухи рассказала? Кто знает, как у этих простолюдинов складывается общение в семьях?..
- «Черная лилия», таинственные похитители детей?
- Откуда вы…
- Я все знаю, Кёя-сан. Я даже подозреваю, что это не они.
Кёя снял очки, устало потерев переносицу. То, что сейчас происходило в его комнате, как-то не вписывалось в привычную картину жизни «Отори знает все, а вы ничего, ха-ха!».
- Не они, Фудзиока-сан?.. Но… кому могло понадобиться красть вашу дочь?
- Знаете, это непосредственно связано с моей работой, - Рёдзи вальяжно развалился поперек кровати Кёи и покачивая ногой. – Не могу сказать, как, но точно говорю. Преступников вообще много, мафия, якудза…
- Якудза?.. Харухи похитила якудза?..
- Мелочь какая-то ее похитила, - довольно зло и хрипло отозвался Рёдзи и уставился в потолок. – Они тут, рядом. Я же тоже рядом был, в самом деле. Из-за них, заодно решил и дочку навестить.
Только тут Кёе пришло в голову, что семья Фудзиока вряд ли могла себе позволить легкомысленную поездочку на Окинаву, просто так, повидаться. Да и Рёдзи-сан выглядел как-то необычно, более… Кёя даже не мог описать, как.
- М, Фудзиока-сан… Вы как-то связаны с якудза? – осторожно поинтересовался Кёя, не зная, как не прямо спросить об этом мужчину.
Рёдзи молча курил, закинув ногу на ногу, и излучал какую-то странную опасность. Возможно, дело было в воображении Кёи, который устал за день, в таинственных предгрозовых тенях и необычной серьезности Фудзиоки, но…
- Я тебе вот что могу сказать. Я знаю про «Черную лилию». Да, они профессионалы, у них сеть раскинута по все Японии. Это их специализация – похищения. Зачастую дети сами идут к ним, ничего не подозревая, - Рёдзи погасил окурок в горшке с цветком и уставился на Кёю. – Но Харухи вряд ли похитили они. Они должны знать, что она стипендиат, что ее семья не богата, да и они выбирают более громкие фамилии.
- Я так понимаю, что это похищение… просто похоже на похищение «Черной лилии»? А на самом деле оно связано с вашей… деятельностью?
- Да. Но Харухи ничего не знает ни о какой деятельности. И никто не должен знать. Сейчас тебе стоит повнимательнее следить за своими живыми наживками, а я вытащу Харухи.
- Позвольте пойти с вами. Мне кажется, что я виноват в том, что это произошло.
Рёдзи немного насмешливо взглянул на Кёю, который сам не знал, зачем его тянет в опасные авантюры, но не мог устоять перед искушением узнать больше.
- Хорошо, Кёя-сан. Так и быть, одевайтесь.
***
За пределами санатория Кёя не слишком хорошо знал Окинаву. Ему не приходилось никогда пробираться куда-либо ночью в грозу, идя следом за трансвеститом, чтобы спасти его дочь из лап мелкой шайки якудза. Если бы кто-нибудь сказал, что с Кёей это случится, он бы рассмеялся этому шутнику в лицо.
Но сейчас Кёя разглядывал напряженную спину Рёдзи, которому даже каблуки были не помехой, и который бесшумно шел вперед. Они забрались в какое-то поселение, которое будто вынырнуло из прошлого века или было декорацией к историческому фильму. Деревянные бараки с бумажными стенами, раздвижными дверьми, улицы, освещенные бумажными фонарями. Того и гляди на тебя выскочит какой-нибудь самурай в юката и с катаной.
- М, Фудзиока-сан, что это за место?.. – тихо поинтересовался Кёя, но получить ответ не успел, так как оказался прижат к грязной деревянной стене.
Рёдзи выразительно шикнул на парня и спрятался вместе с ним в тени между двумя убогими домишками. Кёя молча наблюдал за тем, как по улице прошли люди, одетые кто во что горазд. И у некоторых действительно были мечи. Происходящее напоминало какой-то сюрный сон, в котором смешались эпохи, исторические романы, обрывки сказок и статьи из газет. Однако Рёдзи реально вжимал Кёю в стену, и что-то твердое упиралось в бедро парня. Кёя даже думать не хотел, что это такое и зачем оно упирается, ему было достаточно того, что в двух метрах от них ходят самураи из прошлого века.
Когда шаги утихли, Рёдзи неожиданно потащил Кёю по каким-то переулкам, наступая в лужи и не заботясь о чистоте своих туфель. Дождь уже давно прекратил, теперь Кёя мерз в насквозь мокрой одежде и старался не смотреть на то, как мокрая ткань блузки Рёдзи облепляет его тело и открывает, что Фудзиока носит лифчик.
- Надо бы переодеться, - бросил на ходу мужчина и втолкнул Кёю в один из темных домой.
Кёя не удержался на ногах и плюхнулся прямо на татами. Рёдзи спокойно зажег свет, как будто это был его собственный дом, и стянул блузку через голову.
- Фу-фудзиока-сан… что происходит?.. Что это за место?..
- Не вся мафия сидит в ярких офисах в Токио. Некоторые вот, привержены традициям. Это группировка, которая ратует за возрождение Японии, сёгунат и прочее. Как видишь, они почти одичали от своих идей, - Рёдзи бросил на мокрую блузку свой лифчик и проворчал. – Не сиди как истукан, раздевайся.
Кёя против своей воли покраснел и стянул рубашку. Фудзиока тем временем собрал мокрые волосы в высокий хвост и стер с лица косметику. Он с видимым удовольствием стянул с себя мокрую юбку, и Кёя пораженно уставился на ноги мужчины.
- Э-это… - Кёя поправил очки на мокром носу и поднял глаза на излучающего опасность Рёдзи.
- Это пистолет, Кёя-сан, - спокойно отозвался Фудзиока и выудил оружие из-за подвязки чулка.
До Кёи медленно дошло, что именно твердое упиралось ему в бедро, он неожиданно для себя уставился на пистолет, как ребенок на игрушку.
Рёдзи, устав ждать, когда Кёя придет в себя, сам избавил парня от мокрых брюк.
- Надо быть как они, думаю, тут найдется какая-нибудь одежда.
- Чем… откуда у вас пистолет?
- Охо, Кёя-сан, в наше время женщине надо уметь постоять за себя, - неожиданно манерно отозвался Рёдзи и томно рассмеялся, прикрыв рот ладонью.
- Да, но все равно… - проворчал Кёя, поймав юката, которую в него бросил Рёдзи.
- Давай, собирайся, мы идем спасать мою дочь, - вновь серьезно сказал Фудзиока, засучив рукава.
***
Рёдзи провел Кёю в дом, похожий на игорный. Здесь сидела толпа вонючих мужиков и азартно следила за тем, как по полу катаются кости. Почти рядом с каждым сидели размалеванные женщины, которые подливали в чашечки выпивку и манерно хихикали.
Кёя чувствовал, как его начинает подташнивать, но Рёдзи упорно вел его за собой, спрятав руки в рукавах.
- Не желаете развлечение на ночь? – пути выросла ярко накрашенная женщина в красном кимоно. Обращалась она к Рёдзи, кинув оценивающий взгляд на Кёю.
- Да… - Рёдзи вдруг притянул к себе Кёю и потрепал его по голове. – Хочу, чтоб этот мальчишка стал мужчиной наконец-то…
Кёя опешил от такого обращения и от того, что женщина понимающе засмеялась и ущипнула его за щеку.
- Наши малышки всегда готовы…
- Есть что-нибудь новенькое? М… попроще для начала.
Женщина закивала и повела Кёю и Рёдзи мимо игроков, вглубь дома, где вдоль стен сидели женщины с обнаженными белыми плечами, похотливо улыбающиеся и сверкающие глазами.
- Вот, совсем новенькая, чистенькая, как раз для сына такого господина, как вы, - женщина ткнула пальцем в угол, где сидела съежившаяся фигурка в цветастом кимоно.
- А, ну отлично. Беру, - кивнул Рёдзи с важным видом.
Женщина приняла от Фудзиоки деньги и ушла, подмигнув Кёе, который был уже зеленый от происходящего. Рёдзи присел возле фигурки, тихо вздохнув.
- Харухи… Это я, не бойся…
Кёя медленно моргал, глядя, как Харухи поднимает бледное лицо и смотрит на папу. В ее глазах не было страха или слез, как будто не ее пихнули в допотопный публичный дом. А потом Кёя вдруг подумал, что ее, возможно, не впервые похищают, и что все-таки не для личной безопасности у Рёдзи пистолет.
Фудзиока подхватил дочь на руки и понес в одну из многочисленных комнат дома. Кёя, помедлив, пошел следом.
- Давай, помогай, Кёя-сан, - проворчал Рёдзи, открывая окно.
- Кёя-сэмпай, а почему вы здесь? – поинтересовалась спокойная как камень Харухи.
- Я…
- Охо, Харухи-и, разве не чудесно, что Кёя-сан пришел тебя спасать? – радостно засмеялся Рёдзи.
- Кёя-сэмпай? Спасать? Меня? В этом же нет никакой выгоды, да? – девушка понимающе улыбнулась и вылезла на улицу вслед за отцом.
- Конечно, - буркнул Кёя.
***
- Харухи! – Тамаки бросился обнимать свою ненаглядную дочурку, а близнецы чуть не прослезились. – Где… где ты была!?
- Кёя-сэмпай сказал, что тут недалеко проходит фестиваль, я решила заглянуть, - Харухи улыбнулась и спрятала руки в рукавах кимоно.
- К-кёя! Почему ты не сказал нам?
- Успокойся, Тамаки, ты сам сказал, что в первую очередь будешь развлекать принцесс, и лишь потом развлекаться сам, - Кёя поправил очки. – Все, ложитесь спать. И да, фестиваль уже кончился, так что не надо.
- Мамочка такая суровая и хитрая! Вы ходили на простолюдинский фестиваль, а как же мы? – возмущался Тамаки в спину поднимающемуся по лестнице Кёе.
- Ненавижу простолюдинские фестивали, - пробормотал Кёя.

Часть 2. Арена.
Остаток учебы и каникулы прошли в относительном покое. Если, конечно, не считать того, что Тамаки устроил панику, когда потерял Харухи, но потом весь клуб нашел ее на Каруидзаве и провел незабываемые «освежающие» выходные. Последнюю неделю каникул Кёя был слишком занят делами полиции, чтобы гулять с друзьями и заниматься прочими глупостями.
Он искал информацию о Ранке, или Фудзиоке Рёдзи, о том, чем же занимается этот трансвестит, и каким именно образом он связан с якудза. За каким чертом у него под юбкой спрятан пистолет? Особенно Кёю интересовало, почему его от одной мысли об этом бросает в жар.
Никакой информации не было. Фудзиока Рёдзи (Ранка) – мужчина, японец, 36 лет, вдовец, есть дочь Фудзиока Харухи. Фудзиока Рёдзи в данный момент работает в кабаре «Райский цветок» менеджером. Предпочтения: бисексуал.
— Что за хрень, — буркнул Кёя в очередной раз и бросил скомканный листок в общую кучу. – Какая мне разница, кого он предпочитает?!
Календарь намекал на то, что сегодня – предпоследний день каникул, а часы – что до последнего дня осталось всего два часа. Кёя поднялся и стал собираться. За все время он еще ни разу не нанес визита в «Райский цветок», пора было исправляться.
Конечно, не дело для наследника Отори шляться по сомнительным улочкам и заходить в не менее сомнительные кабаре, однако Кёя не собирался в этом отчитываться перед отцом.
В кабаре было полно людей, пахло дымом и благовониями, а на сцене вертелась какая-то дамочка в перьях и пела мужским баритоном. Кёя отделался от пары предложений «пойти, повеселиться» от подвыпивших клиентов бара и поискал глазами Ранку. Продравшись сквозь толпу к стойке бара и вцепившись в нее мертвой хваткой, Кёя спросил, работает ли сегодня Ранка. Бармен медленно обвела Кёю взглядом и немного насмешливо улыбнулась, кивнув на подсобку.
— Спасибо… — пробормотал Кёя, чувствуя, как его уже сносит толпой от стойки.
В подсобке стояло лишь большое зеркало, возле которого сидел Фудзиока и расчесывал длинные волосы. Кёя постучался и зашел.
— Добрый вечер, Фудзиока-сан, — Кёя даже поклонился на всякий случай.
— Ма, Кёя-кун, как приятно, что вы решили меня навестить, — Фудзиока не отвернулся от зеркала, и лишь чуть-чуть приподнял уголки губ. Отец, сразу вспомнил Кёя, точно так же улыбается, несмотря на принятые вежливые улыбки у японцев. Очень опасная таинственная улыбка весьма влиятельного человека. Странно видеть такую на лице окама, который сидит в женской юката перед зеркалом и сооружает прическу гейши.
— Я…
— Я как раз думал, стоит ли позвать вас в одно интересное местечко, — перебил Фудзиока и чуть повернул голову. Возможно, дело было в тех благовониях, которые курились в кабаре, но в горле у Кёи пересохло, когда он увидел длинную шею.
— В какое местечко?..
— Пойдемте, вам наверняка понравится, — поднявшись с колен, Фудзиока чуть оправил юката и подошел к Кёе скромной походкой женщины, семеня на высоких гэта.
— Я… не уверен.
Фудзиока вывел Кёю из кабаре и повел вверх по улице. Как и тогда, на Окинаве, на Кёю вдруг напало ощущение ирреальности происходящего. Улица немного напоминала фестиваль или ярмарку, ярко светила в глаза своими вывесками, бесстыдно предлагая себя для развлечений на любой вкус. Фудзиока весьма ощутимо сжимал локоть Кёи и вел его все дальше, вскоре огни улиц остались позади, и они вдвоем остались наедине со стуком гэта и плеском воды.
— Фудзиока-сан…
— Я так понимаю, тебя манит все преступное и опасное?
— Не то чтобы… Скорее меня интересует информация. Впрочем, я ее предпочитаю получать прямо домой.
— Есть вещи, которые стоит видеть своими глазами. Правда, кое-что…
— Можно спросить вас?
— А, ладно. Чувствую, тебя интересует, как я связан со всеми этими вещами?
— Да… простой человек не вооружается так, — Кёя скользнул взглядом по бедру Фудзиоки.
— Ах, это… Да. Но сейчас я не могу сказать этого.
Фудзиока остановился перед каким-то неказистым темным зданием, у дверей которого стоял громила. Тот смотрел на подошедшую парочку как на каких-то насекомых, а потом вдруг отошел в сторону, открыв проход в стене. Фудзиока потянул Кёю в зияющую пустоту.
— Что это?..
— Сюрприз, Кёя-кун, — протянул Фудзиока, таинственно улыбаясь.
Кёя тихо вздохнул, покорно следуя за Фудзиокой по какой-то винтовой лестнице вниз. Через какое-то время до ушей стали долетать крики, возбужденный вой толпы, который становился все громче по мере спуска. Вскоре Фудзиока вывел Кёю на балкон, и перед юношей развернулась самая настоящая арена. На трибунах было полно народу, который орал и орал, а внизу, на самой арене сцепились два человека. Песок арены был буроватым, и страшно было представить, сколько крови пролилось на него.
— А, мы как раз успели, сейчас Скала победит, и будет схватка с чемпионом, — спокойно сказал Фудзиока и потащил Кёю с балкона вниз, ближе к арене.
— Вы хотите сказать, что под городом находится арена для подпольных боев? Это шутка?..
— Нет, вы сами видите. Здесь очень неплохой денежный приз для победителя. Правда с тех пор, как пару месяцев назад появился новый чемпион… Думаю, теперь они дерутся за честь, а не за деньги.
— Почему…
— Вот, садитесь сюда, — Фудзиока уселся на скамейку, стоящую к арене так близко, что Кёя слышал запах крови и пота бойцов, и видел, как оба они сцепились мертвой хваткой. Впрочем, вскоре один из них полетел на песок, хрипя и зажимая страшную рану на горле.
— Это… бой на смерть?..
— Толпа решает. Это что-то вроде гладиаторских боев, — Фудзиока выглядел спокойно и курил, хотя перевозбужденная толпа скандировала «убей, убей!» и выла.
Кёя, борясь с тошнотой, отвернулся, но все-таки услышал предсмертный крик и хруст костей, от которых тошнота подкатила к горлу сильнее, а в глазах потемнело.
— Не волнуйтесь, чемпион славится тем, что вырубает противника, но не убивает. Смотрите, а то самое интересное пропустите.
Победитель предыдущей схватки, покрытый коркой крови, скакал по арене и был похож на взбешенного льва. Откуда-то сверху было объявлено о схватке Скалы с чемпионом, и в противоположном конце арены открылась дверь. Кёя поправил очки на мокром носу.
— О, смотри, — Фудзиока улыбнулся, спрятав руки в рукава юката.
Кёя взглянул на чемпиона, и даже забыл, где находится. Толпа выла, приветствуя своего героя, а тот спокойно и молчаливо прошел в центр арены, безоружный, но внушающий одним своим видом уверенность в победе. Невозмутимый, словно камень, такой же как в Хост клубе… Дикарь Моринодзука Такаси.
— М-мори-с-сэмпай?.. Чемпион? – выдавил Кёя, чувствуя, как в животе похолодело.
— Да, Такаси-кун весьма и весьма популярен тут, — Фудзиока выпустил дым из приоткрытых губ. – Драка с ним честь… а победа – мечта.
— Что за чушь? – отозвался Кёя, но бой уже начался. На глазах юноши развернулась борьба.
Конечно, все знали, что Мори-сэмпай очень силен физически, вынослив и проигрывает в силе лишь Хани-сэмпаю. Но в целом его считали добрым и заботливым. Кёя впервые увидел звериный оскал на лице обычно невозмутимого Моринодзуки. Удар за ударом, чемпион оттеснял Скалу к краю арены, как будто тот был тюфяком из сена. Скала уворачивался от ударов, уйдя в глухую оборону и не имея никакой возможности использовать свои ножи, которыми недавно еще так быстро расправлялся с противниками.
— М, надо было сделать ставку, — озабоченно проговорил Фудзиока, роясь в рукаве кимоно.
— Вы с ума сошли?.. Это зверство какое-то…
— Знаете, тут хотя бы все честно. Согласитесь, в бизнесе тоже идет бой без правил.
— Не время для метафор, — буркнул Кёя.
Скала отлетел к трибунам и врезался в каменное ограждение. Толпа взвыла и начала привычно требовать смерти проигравшему. Мори-сэмпай выпрямился и поднял голову. Кёя никогда не видел более гордой стойки, и в голове защелкал счетчик, сколько бы, черт побери, отдали клиентки за то, чтобы это увидеть: сильный как зверь, покрытый потом, тяжело дышащий и гордый как истинный самурай Мори-сэмпай…
— Хм, Кёя-кун, боюсь даже спрашивать, о чем вы думаете с таким вдохновленным лицом. Неужели вам нравится тело Такаси-куна, охохо? – Фудзиока прикрыл рот ладонью и очень по-женски засмеялся.
— М… — выдавил Кёя, смутившись.
— Правда что ли? – вдруг спросил Фудзиока обычным голосом. – Боже, куда только попала моя дочь…
— Нет!.. И вообще, это не ваше дело. Что здесь делает Мори-сэмпай? Не думаю, что у него нет денег…
— Сами у него и спросите.
Голос сверху объявил, что чемпионом остался Такаси, и Мори-сэмпай удалился с арены. Толпа, все еще возбужденная, кричала и выла, а Фудзиока потащил Кёю по каким-то темным коридорам.
— Фудзиока-сан, зачем вы показали?..
— Тебе же нравится быть в курсе всего… А, Такаси-кун! – Фудзиока помахал рукой вышедшему из-за угла Мори.
Тот остановился, неуверенно взглянув на Кёю. Не то чтобы он выглядел смущенным, но ему явно не было приятно увидеться с учеником своей школы.
— Добрый вечер, Мори-сэмпай, — Кёя как можно спокойнее поправил очки, стараясь сохранить невозмутимость.
Мори просто кивнул, с большим успехом оставшись равнодушным к происходящему.
— Думаю, нам надо выпить чего-нибудь… Такаси-кун, идемте, мы как раз собирались…
Фудзиока обнимал Кёю за руку и развратно улыбался, отчего Кёя чувствовал себя так, будто угодил в лапы женщины легкого поведения. Мори задумчиво склонил голову, пристально глядя на Кёю, и кивнул.
***
В чайной было так тихо и уютно, что арена, бои без правил и запах крови казались дурным сном. Однако напротив Кёи сидел Мори-сэмпай, на которого уже нельзя было смотреть по-старому, а рядом сидел Фудзиока, который и втянул Кёю во все это.
— М, итак, Мори-сэмпай, зачем вы это делаете? – спросил Кёя, обняв пальцами чашку.
— Для себя, — Мори поднял голову.
— Вы…
— М, рядом с Мицукуни я не совсем я. Это совсем другое – когда бьешься один на один, когда ты самый сильный.
Кёя смотрел на Мори-сэмпая, кузена и верного слугу Хани-сэмпая. Никому, даже самому Хани, скорее всего, в голову не приходило, что что-то в расстановке сил и распределении ролей может не нравиться самому Моринодзуке.
— Вы хотите доказать себе, что сильны?
— Свободен, — Мори перевел взгляд на темное окно чайной, по которому медленно стекала дождевая вода.
На улице шумел дождь, над столами медленно поднимался пар от чашек, стояла тишина.
— Отори-кун, ты тоже хочешь доказать это себе? – вдруг спросил Мори-сэмпай.
Кёя не отвечал. В данный момент он уже не знал, что кому собрался доказывать, и вообще, все было чересчур запутанным. Может быть, это и есть взросление.
— Боже-боже, какие вы все серьезные… Кёя-кун, Такаси-кун… вы бы хотели разнообразить свою жизнь, это уж наверняка. И я даже знаю как…
запись создана: 17.07.2010 в 13:04

@темы: Кёя, яой

Комментарии
2010-07-17 в 23:32 

и влетает добрая ракета
Да, деткааа **

2010-07-18 в 10:38 

неньютоновская жидкость
michi-san
мяу)

     

Ouran Koukou Gay Bar

главная