18:54 

Ouran Koukou Gay Bar
Название: Апельсиновое.
Автор: michi-san
Пейринг: Фудзита Ёсинори/Судзумура Кенити
Жанр: флафф ^^
Рейтинг: PG
Примечание: на кинк-фест, заявка: РПС: Судзумура Кенити (сейю Хикару)/Фудзита Ёсинори (сейю Каору). Сейю заработались ^^" Рейтинг повыше ^______^
Предупреждения: к реальным людям никакого отношения не имеет
Размещение: с указанием моего авторства

Ёсинори скучал. Судзумура-сэмпай опаздывал, в студии хозяйничали Мияно-сэмпай и Мацукадзэ-сэмпай, а невкусный кофе в бумажном стаканчике даже руки не грел. Ёсинори покосился на работающий во всю кондиционер и поежился. Было холодно, очень холодно, а еще хотелось спать, потому что Ёсинори всю ночь смотрел первые отрисованные серии и придирчиво вслушивался в свой голос. Ему постоянно казалось, что он отстает от сэмпая, когда они говорят хором.
- Ёсими-кун, ня, - рассмеялся сэмпай и бросил Ёсинори на колени шоколадный батончик.
- Н... Добрый день, сэмпай, - улыбнулся Фудзита, вскрывая шуршащую упаковку.
Сэмпай бухнулся в соседнее кресло и кивнул в сторону студии:
- Милорд развлекается с сэмпаем, Каору?
Ёсинори чуть натянуто улыбнулся в ответ. Его довольно сильно смущали яойные намеки, но сэмпаи этого будто не замечали, даже как-то активнее шутили в его присутствии.
- Судзумура-сан, Фудзита-сан, заходите, - улыбнулась ассистентка звукорежиссера, открывая дверь. Сэмпай радостно поскакал в студию, Ёсинори вяло поплелся за ним. Сейчас ему не только синхронизация не далась бы, но даже просто продолжение шутки с той же интонацией.
Нацепив наушники, Ёсинори поднял сонный взгляд на сэмпая и невольно улыбнулся - тот сиял и был готов к долгой и продуктивной работе. Ёсинори искренне восхищался им, восхищался всеми сэмпаями. Они были такими опытными, так хорошо играли тонами и интонациями...
- Каору, не молчи, - выдохнул Судзумура-сэмпай с таким видом, будто повторил имя уже раза три. Ёсинори, очнувшись, покраснел от смущения и невнятно выдавил:
- Х-хикару...
Звукорежиссер пригрозил Ёсинори кулаком, а сэмпай, будто и не заметив неловкости, продолжил, добавив от себя пару слов, явно адресованных кохаю.
- Каору, не волнуйся... Это ведь так естественно...
Ёсинори спрятал пылающие щеки за листом с текстом и помахал звукорежиссеру, чтобы тот прекратил записывать. Пробормотав что-то насчет больного горла, Ёсинори выскочил из студии и плюхнулся в кресло. Играть пусть и притворяющегося, но все равно яойного персонажа было сложно.
- Ёсими-кун, - Судзумура-сэмпай нависал над ним и обеспокоенно хмурился, - у тебя на самом деле болит горло?
Ёсинори только с несчастным видом помотал головой, но сэмпай облегченно улыбнулся и потрепал его по голове.
- А смущение со временем пройдет. Ты знаешь, что наши мальчики спят в одной постели? - жизнерадостно спросил сэмпай.
Ёсинори потер красную щеку и, состроив недовольную гримаску, проворчал что-то себе под нос. Сэмпай сел рядом и задумчиво вздохнул. Молчание, разбавленное гудением кондиционера и приглушенным дверью студии голосом Мияно-сэмпая, укутало Ёсинори и потянуло в сон. Засыпая, Ёсинори подумал, что нужно будет о чем-то попросить сэмпая. Но о чем именно - додумать не успел.
***
Ёсинори проснулся в мягком кресле и сонно улыбнулся. Ему снилось что-то очень хорошее, солнечно-теплое, пахнущее апельсинами, и ощущение тепла еще не оставило его. Впрочем, как и апельсиновый запах. Повертев головой, Ёсинори увидел в соседнем кресле Судзумуру-сэмпая, чистящего апельсин, и себя, укрытого его темно-рыжей курткой. Посопев, он робко позвал сэмпая и уставился на протягиваемую апельсиновую дольку.
- А... Н-нет, спасибо... - Ёсинори смущенно улыбнулся и посмотрел на дверь студии. Дверь была плотно закрыта, в коридоре стояла почти полная тишина. И кондиционер не работал.
- Все уже ушли, - улыбнулся сэмпай и отправил в рот дольку апельсина. - Тебя домой подвезти?
Ёсинори медленно выпутался из куртки, пытаясь вникнуть в слова сэмпая. Ушли...
- А почему вы меня не разбудили? - моргнул Ёсинори, отдавая куртку сэмпаю. Тот пожал плечами, обезоруживающе улыбаясь.
- Ты так мило спал...
Ёсинори вспыхнул и снова посмотрел на дверь студии. Неожиданно он вспомнил, о чем хотел попросить сэмпая, но, наверное, уже поздний вечер, а сэмпай и так из-за него задержался...
- Пойдем, я тебя отвезу, Ёсими-кун, - сэмпай поднялся и натянул куртку. Ёсинори вскочил и и побежал за широко шагающим сэмпаем. Снова стало холодно, хотелось зябко поежиться и вернуть волшебное солнечное тепло, пришедшее во сне.
В машине сэмпая тоже пахло апельсинами, но какими-то конфетными. Ёсинори рассеянно слушал музыку и только на третьей песне понял, что это все поет сэмпай. Бледно улыбнувшись, он прислушался, но сэмпай почти сразу переключил на радио.
- Если хочешь, я помогу тебе с Каору, - улыбнулся он, делая музыку тише. Ёсинори часто заморгал, потом вдруг вспомнил, что в CD-дораме его персонажа озвучивал сэмпай. Помедлив, он кивнул и застенчиво улыбнулся.
- Могу дать тебе наши с Соитиро-куном записи, - задумчиво вздохнул сэмпай. Ёсинори неожиданно почувствовал, как что-то кольнуло в животе. Соитиро-кун... Работая вместе, сейю волей-неволей начинают больше общаться, особенно если озвучивают неразлучных персонажей. Но Ёсинори пока не чувствовал никакого сближения, а при упоминании бывшего партнера сэмпая, кажется, испытал что-то сродни ревности. Вяло улыбнувшись, он кивнул снова и уставился на свои колени.
- Тогда... заедем ко мне? - сэмпай не заметил возникшего напряжения и все так же улыбался. Ёсинори, сложив руки на коленях и сцепив пальцы в замок, кивнул в который уже раз и посмотрел в окно. Дома все равно никто не ждал...
***
Чай у сэмпая тоже оказался апельсиновый. Ну, или просто пах апельсином, но был очень вкусным и дарил ощущение уюта и нужности. Потому что мало кто заваривал чай специально чтобы согреть окоченевшего Ёсинори.
- Не стесняйся, - солнечно улыбнулся сэмпай, и Ёсинори почесал порозовевший от смущения кончик носа. Кто бы мог подумать, что можно промокнуть насквозь, пробежав всего несколько метров под дождем от машины до подъезда. Подвернув рукава халата, Ёсинори пошевелил пальцами босых ног и посмотрел на диск. Каору, говорящий голосом сэмпая, - что может быть страннее?
- Мне будет казаться, что это Хикару, - вздохнул Ёсинори.
- У него интонации совсем другие, - зевнул сэмпай. Ёсинори, быстро допив остатки чая, вскочил и придержал грозящий распахнуться халат.
- Я пойду, сэмпай, мне пора...
- Куда? - удивление в голосе сэмпая было абсолютно искренним. - Там дождь и холодно... Я постелю тебе, завтра на работу вместе поедем.
Ёсинори покраснел пятнами, перебирая в уме отговорки. Пижамы нет, зубной щетки нет, полотенца, зубной пасты, шампуня... Но сэмпай уже гремел диваном в гостиной.
- Ёсими-кун, дать тебе пижаму? - сэмпай прошел мимо кухни с подушкой в руках. Ёсинори часто заморгал, едва сдержавшись, чтобы не спросить, в чем собирается спать сам сэмпай. Конечно, у него несколько пижам, возможно, даже есть специально для гостей, и вообще, сэмпай человек взрослый и может спать без пижамы.
- Н-ну... - невнятно промычал Ёсинори, внезапно сильно покраснев.
- Я положил на постель, если захочешь - наденешь.
Сэмпай совсем не был похож на холостяка. В квартире было очень чисто, в холодильнике не было пива, зато у сэмпая был запас пижам для гостей и коллекция чаев. Ёсинори было неуютно при мысли, что сейчас в квартиру ворвется девушка сэмпая, а он тут в одном халате пьет чай и краснеет.
- Спокойной ночи, Ёсими-кун, - сэмпай потрепал его по голове и улыбнулся. - Если что-то понадобится, не стесняйся, я поздно засыпаю.
Ёсинори растерянно кивнул и неуверенно улыбнулся. Он впервые оставался ночевать в чужой квартире.
- Спокойной ночи... С-сэмпай.
- Зови меня Кенити, - отозвался сэмпай уже из своей комнаты. Ёсинори, мотнув головой, уткнулся носом в чашку.
***
Ёсинори плохо спалось вне своей квартиры, даже у родителей он старался не оставаться ночевать. Поэтому он не спешил ложиться спать: сначала еще с полчаса просидел на кухне в компании пустой чашки, потом долго играл с телефоном, немного послушал музыку и пожевал наушники, изучил коллекцию чаев сэмпая, но так и не решился заварить ни один. Из спальни слышен был удивительно уютный стрекот клавиатуры, в окна бились бездомные капельки дождя, а где-то в соседней квартире кто-то смотрел телевизор, и Ёсинори мог услышать голоса ведущих ночного шоу. Немного хотелось спать, а еще немного хотелось поговорить с сэмпаем о чем-нибудь, хотя бы о завтрашнем дне. И попить апельсиновый чай. Но спать - больше всего, и поэтому Ёсинори быстро переоделся в нежно-зеленую пижаму и закутался в одеяло. И только в постели он понял, что выспался еще в студии.
Потолок в неверном свете уличных фонарей казался рыжим, голоса ведущих затихли, и только дождь упрямо просился в дом. Сэмпай, наверное, уже лег спать.
- Хикару, - едва слышно вздохнул Ёсинори, пытаясь говорить голосом Каору.
- Братик, - шепнул кто-то так близко, что Ёсинори, вскрикнув, подскочил и поджал ноги.
Сэмпай рассмеялся, сверкнув в темноте глазами.
- Ёсими-кун, я думал, ты спишь.
У Ёсинори дрожали губы, и он никак не мог выговорить хоть что-нибудь. Нестерпимо хотелось выговорить какое-нибудь ругательство, но он их почти не знал.
- Прости, что напугал, - диван чуть прогнулся, когда сэмпай сел рядом. - Я думал, тебе снится Хикару.
Ёсинори почувствовал, что сэмпай едва сдерживает смех, и надулся.
- Я просто... тренировался, - буркнул он и натянул одеяло по самый нос. Босые ноги мгновенно начали замерзать, но возиться с одеялом при сэмпае не хотелось - слишком уж по-детски это выглядело бы.
- Хорошо получилось, - вздохнул сэмпай и потрепал Ёсинори по голове. - На самом деле хорошо.
Сэмпай, кажется, улыбался, а еще подсел немного ближе, и Ёсинори почувствовал его дыхание на щеке. Он замер, боясь даже вдохнуть.
- Каору, - выдохнул сэмпай на ухо, и Ёсинори чуть не подавился судорожным вдохом. Он внезапно очень хорошо понял, почему у его героя, по словам Хатори-сэнсэй, должен был дрожать голос.
- А? - губы Ёсинори дрогнули, когда он попытался улыбнуться. Сэмпай серьезно, даже немного строго смотрел ему в глаза, а потом осторожно, наверное, чтобы не спугнуть, коснулся губами губ.
Ёсинори подумал, что нужно отшатнуться, но только сжал в задрожавших пальцах одеяло и крепко зажмурился. От сэмпая сладко пахло мятой, и он просто легонько прихватывал губами губы Ёсинори, даже не касаясь его руками. Поэтому Ёсинори сам судорожно обхватил его за шею, неуклюже подергав сначала край одеяла.
Сэмпай медленно отстранился и виновато улыбнулся, и Ёсинори растерянно моргнул.
- Извини, я просто заработался, - вздохнул сэмпай, опустив голову. Ёсинори, грустно улыбнувшись, опустил руки.
- Жаль...
Сэмпай буквально прожег его взглядом. Он смотрел на него несколько долгих, очень долгих секунд, а потом светло улыбнулся.
- Жаль?
Ёсинори, натянув одеяло на голову, что-то утвердительно промычал и закусил губу. Было грустно.
А сэмпай порывисто прижал к себе одеяльный кокон и тихо рассмеялся.
- Каору, какой ты дурак... Каору... Ёсими-кун.
***
Звукорежиссер как-то странно смотрел на Ёсинори, когда тот с придыханием говорил свой текст. Слегка покраснев, Ёсинори вопросительно взглянул на сэмпая, и тот, фыркнув, протянул ему платок:
- Шоколада объелся, кровь носом идет...
- Ёсими-кун хорошо вжился в роль, - тихо фыркнула Маая-сан и прикрыла рот ладонью.
Аяка-тян звонко рассмеялась.
- Као-тян и Хика-тян такие милые, - прощебетала она и чмокнула вышедшего в коридор Ёсинори.
- Не путайте персонажей с людьми, - поднял палец Судзумура-сэмпай и как-то хитро улыбнулся. - Люди гораздо интереснее.
запись создана: 29.08.2009 в 23:21

@темы: яой, флафф, романс, Хикару/Каору

URL
Комментарии
2009-08-29 в 23:39 

Мы герои неоконченных пьес и лица свои скрываем под маской.
Оно прекрасно **

2009-08-30 в 01:01 

Kato Kaori..
I never said thank you for that.. [ ・ω・]
няяяяяяя ^ ^

   

Ouran Koukou Gay Bar

главная